Новости
Публикации

Дональд Маклин – чему служили успехи в карьере блестящего дипломата


Блистательная политическая карьера была предопределена Дональду Дюарту Маклину с детства. Его отец, сэр Дональд Маклин — старший, был членом парламента, лидером «независимых либералов», заместителем спикера палаты общин, а какое-то время — министром просвещения Великобритании. Среди политиков и чиновников выделялся редкими качествами — независимыми взглядами и высокими нравственными установками, а благополучие народа волновало его не только на словах.

Вряд ли у очень занятого делами отца оставалось много времени на сына, но, видимо, воспитание личным примером сработало. Поступив в 1931 году в Тринити-колледж Кембриджского университета, на отделение иностранных языков и литературы, Дональд Маклин — младший вскоре входит в студенческую коммунистическую группу, даже становится её секретарём. Он выступает на митингах, участвует в демонстрациях за права рабочих.

В ряду ближайших друзей Маклина по университету был Гай Бёрджесс — постоянный собеседник в разговорах на злободневные темы, знаток трудов Маркса и Ленина. Дональд видел себя в будущем педагогом, мечтал о научной и преподавательской работе, хотел обучать английскому языку русских детей. Он глубоко переживал вопиющее экономическое и социальное неравенство, которое видел вокруг себя. Веря в победу марксистско-ленинского мироустройства, Дональд считал, что «мировая революция завершится в Англии, и потому русские люди должны знать английский»…

Работать на советскую разведку Маклин начал в 1934-м, его рекомендовал Ким Филби — имя Дональда было у того первым в списке друзей-единомышленников. Маклин получил оперативный псевдоним Уайзе, по-немецки «сирота» — его отец как раз незадолго до этого умер.

В октябре 1935-го Маклин, которому присвоили дипломатический ранг третьего секретаря, был зачислен в Западный отдел МИД. Тогда в нём царило удивительное благодушие: секретные мидовские документы не запрещалось выносить даже за пределы ведомства. И Маклин начал передавать в резидентуру пачки секретных материалов, которые советские агенты ночью переснимали и отсылали в Москву, наутро возвращая Дональду оригиналы.

Однако из-за нарастающего количества и ценности информации Дональду потребовалась отдельная линия связи. Весной 1938-го в Лондон по заданию Центра прибыла Цыганочка (Джипси) — Китти Харрис. Она сняла квартиру, чтобы Маклин приносил туда документы для фотографирования. Что ещё более естественно, чем встречи наедине двух красивых молодых людей? Никто подумать не мог, что ночами они переснимают секреты Форин-офиса.

Однако «легенда» воплотилась в реальность: между молодыми людьми вспыхнул бурный роман. Когда в сентябре 1938-го Дональда направили на работу в британское посольство в Париже, вместе с ним поехала его связная и возлюбленная Китти. «Обаятельный, умный и рафинированный человек», — значилось в рекомендательном письме МИДа послу.

«Фотостудия» была воссоздана уже на французской земле. И тут стоит напомнить, что 30 сентября 1938 года «старые демократии» Франция и Британия подписали Мюнхенский договор с Гитлером и Муссолини. Дональд оказался на перекрестье этого «диалога» и направлял в Центр ценную информацию о намерениях Лондона и Парижа, которых Москва пыталась тогда склонить к созданию антигитлеровской коалиции.

Неожиданно отношения Дональда и Китти дали трещину. Маклин познакомился в Париже со студенткой Сорбонны, богатой американкой Мелиндой Мерлинг, и увлёкся ею. «Служебный роман» завершился. Китти дисциплинированно продолжала выполнять обязанности связной, хотя горько переживала любовное фиаско…

10 мая 1940 года Германия напала на Францию. Через месяц французское правительство покинуло столицу. Китти и Дональд встретились в последний раз, когда гитлеровцы находились в нескольких десятках километров от Парижа. Маклин вместе с молодой американской женой — они успели расписаться за два дня до падения Парижа — последним покинул посольство.

В декабре 1940-го из Лондона, который ежедневно подвергался налётам нацистской авиации, Дональд писал в Центр: «Эта работа для меня так же важна, как для вас, если не важнее, потому что это моя жизнь, я только для этого и живу. <…> Я твёрдо намерен устоять, пока меня не отзовут с этого поста».

Дональд Маклин не преувеличивал. За предвоенные годы он успел передать в Москву огромный объём важных материалов — около сорока коробок, свыше двенадцати тысяч страниц! А за время Великой Отечественной войны Центр получил от него ещё 4593 важнейших документа.

В 1944-м Маклин командируется в Вашингтон на должность первого секретаря английского посольства — ему всего 31 год. Теперь он Гомер. Для координации действий англо-американских союзников был создан Комитет совместной политики. Именно Дональд стал содиректором его секретариата со стороны Британии — великолепное место для разведчика! Одним из главных совместных проектов, который Комитет координировал, была работа по созданию атомной бомбы. И Москва, конечно, была в курсе всех решений союзников в этом направлении.

Летом 1948-го Маклина переводят советником в британское посольство в Египте. Нельзя не заметить, что он бил рекорды продвижения по карьерной лестнице — на каждом посту становился самым молодым сотрудником, когда-либо занимавшим его. Однако молодость молодостью, но на здоровье сказывались нервные перегрузки военных и последующих лет, обострённые к тому же климатом Северной Африки. В одном из его писем прозвучала просьба: «Заберите меня в Москву!»

Но Дональда ждало очередное повышение: в 1950-м он стал главой американского департамента Форин-офиса. Фантастический пост для работы на советскую разведку!

Однако МИ-5 и американское ФБР также не дремали. В июне 1950-го американцам удалось частично расшифровать одну из телеграмм, направленную пятью годами ранее из США в Москву. Контрразведка стала проверять всех, кто мог знать упомянутую в телеграмме информацию. Подозрение пало на двух человек, одним из которых был Дональд Маклин. За ним установили скрытое наружное наблюдение, круг сжимался.

Вечером 25 мая 1951 года Гай Бёрджесс зашёл к Дональду и пригласил в один из лондонских клубов, однако вместо этого друзья направились в лондонский порт и вскоре стояли на палубе парохода, готового покинуть Туманный Альбион. «Наружка» МИ-5 не сработала. Обходной путь Бёрджесса и Маклина пролегал через Францию, Швейцарию и Чехословакию — в СССР. Очень скоро, уже 27 мая, они оказались в Москве.

Дональд Маклин стал консультантом советской внешней разведки и сотрудником журнала «Международная жизнь». Более двадцати лет работал в Институте мировой экономики и международных отношений (ИМЭМО), написал немало трудов под псевдонимом С. Модзаевский, воспитал целое поколение специалистов в сфере британской внутренней и внешней политики. Он настолько овладел русским языком, что писал и говорил по-русски почти без ошибок. Можно сказать, достиг того, о чём мечтал в юности, — серьёзно заниматься наукой. В 1956-м Дональд вступил в КПСС.

Выдающийся разведчик Джордж Блейк говорил о Маклине: «Он старался стать членом советского общества и помочь ему строить коммунизм».

Следует особо отметить, что Дональд не только видел и понимал ошибки советского руководства, но и пытался помочь их исправить, обращаясь в различные властные инстанции. Например, он решительно выступил против развёртывания в Восточной Европе ракет СС-20, считая, что это приведёт к ещё большему росту международной напряжённости.

Дональд Маклин умер 9 марта 1983 года. Гражданская панихида прошла в актовом зале ИМЭМО. По словам очевидца, это было «трогательное прощание с человеком, которого очень уважали и любили все, кто знал его даже не как знаменитого разведчика, а как доброго и справедливого товарища, душевного, замечательного человека».

Продолжение следует